Захотел правды – попал под следствие: на Дениса Карагодина написали новый донос

8

Известному расследователю сталинских репрессий инкриминируют уголовные и административные статьи

МВД провело проверку в отношении жителя Томска Дениса Карагодина, который ведет расследование убийства своего прадеда сотрудниками НКВД.

Крестьянин Степан Карагодин был арестован 1 декабря 1937 года сотрудниками Томского НКВД, осужден Особым совещанием как «организатор шпионско-диверсионной группы и резидент японской военной разведки» и приговорен к расстрелу. Позднее он был реабилитирован за отсутствием состава преступления.

 

Его правнук Денис Карагодин решил установить имена всех, кто повинен в фальсификации обвинения против Степана Карагодина и других арестованных по «Харбинскому делу», и проследить преступную цепочку – от кремлевских инициаторов Большого террора до простых исполнителей в Томске, вплоть до водителей «черных воронков» и машинисток, перепечатывавших бумаги НКВД.

По словам, Карагодина, теперь ему инкриминируют уголовные и административные статьи:

  • «Нарушение законодательства Российской Федерации в области персональных данных»;
  • «Нарушение неприкосновенности частной жизни»;
  • «Клевета».

Веб-сайт проекта «Расследование КАРАГОДИНА» (KARAGODIN.ORG) хотят признать «оператором персональных данных», распространяющим клевету о сотрудниках НКВД СССР.

Полиция передала материалы проверки в Следственный Комитет РФ.

 

Это уже вторая проверка МВД России, проведенная в отношении Дениса Карагодина и сайта KARAGODIN, в марте 2021 года. Первая – была организована полицией города Новосибирска после заявления в органы сына Алексея Митюшова — бывшего сотрудника НКВД СССР. В расследовании, которое проводит Денис Карагодин, сказано, что Алексей Митюшов принимал участие в убийстве его прадеда: его подпись стоит на выписке из акта о расстреле Степана Карагодина. В заявлении сын Митюшова указал, что данные, которые приводятся в расследовании Дениса Карагодина, «дискредитируют имя его отца».

 

Новый донос на Дениса Карагодина написал теперь некий Мечислав Прокофьев из Рязанской области считает, что Карагодин незаконно собирает и хранит персональные данные сотрудников НКВД, нарушает неприкосновенность частной жизни и клевещет на чекистов, расстрелявших его деда. Прокофьев требует возбудить уголовные дела, полиция провела проверку и направила материалы в следственный комитет. Это две разные проверки, у каждой из них свой формальный заявитель.

Читайте:  «Если думают меня запугать — замучаются»: Пашаев раскрыл подробности нападения на него

Напоминаем, что все расследование Карагодина, по его словам, построено на официальных документах из архивов, в том числе полученных от ФСБ РФ.

Журналист Дмитрий Колезев пишет по этому поводу:

«На самом деле, полиция обязана провести проверку по любому заявлению, так что раньше времени драматизировать ситуацию не стоит. Не знаю, как трактовать то, что материалы передали в следственный комитет — говорит ли это что-то о перспективах дела. Но то, что Карагодин пишет о каждом таком факте и публикует имена и фотографии всех сотрудников органов, которые занимаются его делом, — совершенно правильно. А в России, конечно, очень много людей, которые считают, что раскрытие информации о репрессиях — это вещь вредная, опасная, подрывающая наш исторический фундамент и все прочее. Такие люди и пишут подобные кляузы. И чем больше медийного внимания к расследованию Карагодина, тем подобных заявлений будет больше (чисто статистически). Хотя не исключено, что этот Прокофьев имеет какие-то родственные связи с упомянутыми чекистами и, так сказать, защищает честь семьи…»

А известный блогер Николай Подосокорский считает, что дело Карагозина – прямое следствие другого резонансного дела — историка Юрия Дмитриева. Именно его, санкционированное властями преследование и открыло ящик Пандоры:

«Теперь и в других регионах нашей необъятной Родины исследователей-краеведов пытаются привлечь к уголовной ответственности за «клевету на сотрудников НКВД» (спасибо, что не обвиняют в педофилии и не подбрасывают наркотики)…»

От себя добавим: Закон о персональных данных и Закон о гостайне ником образом не запрещают обнародовать факты о деяниях тел иных персонажей в эпоху сталинских репрессий. И любые попытки «обидеться» на историческую правду — не более чем циничные манипуляции родственников палачей.

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here