Ученые выдвинули парадоксальную гипотезу: «Постковидного синдрома не существует»

67

Диагностированные пациенты, возможно, болеют совершенно другим заболеванием

Вот уже полтора года пандемии переболевшие знают, не так страшен коронавирус с его 2% смертностью, как лонгковид, когда хвост заболевания длится в лучшем случае от 3 до 6 месяцев, иногда и до года. А бывает, что не прекращается и после. Однако в двух третях случаев проявления симптоматики «длительного коронавируса» — это реактивация герпесных инфекций, в частности вируса Эпштейна-Барра, предполагают ученые.

Ученые выдвинули парадоксальную гипотезу: "Постковидного синдрома не существует"

Фото: АГН «Москва»

По состоянию на конец 2020 года количество только диагностированных пациентов с лонгковидом в мире достигло пяти с половиной миллионов человек. Тогда же он был включен в официальный список отдельных заболеваний и стал представлять серьезную социальную проблему. Ситуация усугублялась тем, что многие врачи ничего не знали об этом осложнении, не понимали, что происходит с больными, считая их либо симулянтами, либо аггравантами (преувеличивающими свою болезнь), и нередко направляли людей к психиатру.

По самым оптимистичным подсчетам, примерно треть тех, кто перенес COVID-19, становятся заложниками лонгковида. Но природа этого была неясна. Почему кто-то страдает от лонгковида, а кто-то нет, не остается ли вирус навсегда в организме, то есть не имеем ли дело мы дело с персистенцией (способностью патогенных видов микроорганизмов к длительному выживанию в организме хозяина)? Или иммунная система все-таки справились с «захватчиком», и в организме он отсутствует, но есть масса нанесенных им повреждений во многих органах и системах? Ударяя по самым слабым местам, вирус запустил аутоиммунные или нейропатические осложнения.

«Прошел почти год после того, как переболела. Состояние такое же. Температура 37.1-37.5, слабость, тяжелое дыхание, ломота в мышцах, слабость, нет аппетита, тошнота. Я не верю, что когда-нибудь выберусь из этого кошмара», — говорит 47-летняя Вера.

«Я безумно хочу выздороветь, снова заниматься спортом, ходить с подругами в кафе и в гости, но нет сил даже подняться с кровати. Если бы не дистанционка на работе, не знаю, что бы и делала», — жалуется 32-летняя Лариса.

Люди могут пить витамины, посещать врачей, регулярно сдавать анализы и пробовать все новые протоколы лечения, которые предлагают им эскулапы — и все же симптомы лонгковида не уходят. Да что там говорить, я сама пережила подобное весной 2020-го, когда про этот термин никто и слыхом не слыхивал.

«Это не похоже на выздоровление, скорее, на краткосрочную ремиссию. Потому что бывают дни, когда у меня совсем ничего не болит. Но я не успеваю привыкнуть к этому и обрадоваться», — помнится, писала я в те дни.

Кстати, первым это состояние описал профессор Ливерпульской школы тропической медицины Пол Гарнер. Как будто бы в каком-то фантастическом романе вирус-чужой влез во все системы организма и перестроил, модифицировал, отладил их под свои нужды.

Читайте:  В Антарктиде зафиксирован рекорд высокой температуры

И уже тогда многие медики задавались вопросом: не похожи ли эти проявления коронавируса на симптомы герпеса? Тот ведь, попав в человека, тоже останется внутри него навсегда. Реактивируясь при каждом падении иммунитета.

Недавно исследователи, возможно, разгадали эту загадку.

«Более 95 процентов здоровых взрослых в мире инфицированы вирусом Эпштейна-Барра (EBV). Вирус обычно просто дремлет в организме и остается незамеченным. Тем не менее, болезни, стресс и другие факторы могут реактивировать инфекцию и вызвать железистую лихорадку Пфайффера», — полагают немецкие ученые.

Проведя исследования, они обнаружили, что у большинства людей после заражения коронавирусом EBV также становится активным. Причем чаще всего он поражает не тех, кто переболел тяжело, а перенесших слабое или среднее течение коронавируса.

«Симптомы лонгковида действительно напоминают болезнь, вызванную вирусом Эпштейна-Барра», — констатируют эксперты.

Сами пострадавшие называют, среди прочего, следующие жалобы: возникшие трудности с концентрацией внимания, трудности с подбором слов, головная боль, проблемы с памятью, «мозговой туман», усталость, нарушение сна, онемение суставов и мышечные боли. И это все тоже очень похоже на проявления EBV.

Было проведено несколько исследований, протестированы 185 человек, страдающих от постковидного синдрома. Когда ученые исследовали образцы их крови, выяснилось, что у 66,7 процента на тот момент была реактивирована инфекция EBV, поднимались антитела к этому заболеванию. С другой стороны, у людей без лонгковида реактивированный вирус Эпштейна-Барра обнаружили только в десяти процентах ото всех случаев.

Связь между вирусом Эпштейна-Барра и SARS-cov-2 искали и в больнице Юаня в небезызвестном Ухане, где коронавирус впервые был выявлен ещё в конце 2019 года. Основываясь на старых наблюдениях китайской группы экспертов, американские и турецкие исследователи продолжили изучать, какая взаимосвязь могла существовать между двумя вирусами.

«Наши результаты показывают, что многие из симптомов лонг-ковида могут быть связаны не непосредственно с вирусом CoV-2, а именно с реактивацией EBV, вызванной COVID-19″, — делают выводы ученые из группы доктора медицины Джеффри Голда,

Поскольку жалобы пациентов настолько сильно похожи друг на друга, исследователи подозревают, что, по крайней мере, за частью случаев лонгковида стоит вирус Эпштейна-Барра. 

«Несмотря на то, что реактивация EBV не несет ответственности за все случаи осложнений после Covid-19, многие данные указывают на то, что он играет значительную роль в большинстве случаев лонгковида».

Есть предположение, что именно спайк-белок, шип коронавируса, инфекционный белок по структуре близкий к человеческим белкам, и дает старт реактивации Эпштейн-Барра. Исследования продолжаются.

Ученые выдвинули парадоксальную гипотезу: "Постковидного синдрома не существует"

Авторы:

Екатерина Сажнева
Первоисточник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here