Путин поручил правительству разобраться с законами природы

9

Путин поручил правительству разобраться с законами природы

Фото: Юрий Озаровский/ТАСС

В последнее время у нас постоянно где-то кого-то затапливает. Туда устремляются сотрудники МЧС и начинают всех энергично спасать. Рядом отважные корреспондентки федеральных каналов рассказывают, как все организовано: местные жители в одну сторону, паводковая вода в другую. На следующем этапе пострадавшим выдаются щедрой рукой средства на восстановление из федерального бюджета.

Рука дающего не оскудевала несколько лет, но должна же и голова быть на месте. Посовещавшись, решили с этим что-то делать. Президент России Владимир Путин поручил правительству и регионам подготовить изменения в законодательство, ограничивающие строительство жилья в зонах «регулярных чрезвычайных ситуаций». Можно подумать, что у нас не вся страна такая.

Правительству и органам исполнительной власти регионов до середины осени поручено представить предложения по ограничению строительства новых жилых домов и капитального ремонта старых, если они находятся в зонах постоянного затопления и подтопления. А если кто захочет сам построить себе дом в такой рискованной зоне, то пусть в обязательном порядке страхует имущество, как автомобиль по ОСАГО. Речь идет о территориях регионов с «низким уровнем бюджетной обеспеченности». Раньше мы знали про «женщин с низким уровнем социальной ответственности», а теперь узнали что-то новое про наши регионы.

Доктор экономических наук, профессор специалист в области экономики природопользования Валентин Катасонов считает, что земли за Уралом можно освоить только с помощью бюджетных субсидий:

— Всегда были регионы, требовавшие субсидирования. Теперь они приносят прибыль в виде природного газа, нефти и других полезных ископаемых. Но сохранять территории, облагая их дополнительными налогами и сборами, — это, с моей точки зрения, значит разрушить целостность государства. Это поручение просто абсурдное, оно меня пугает.

«СП»: — Но скорее всего, люди останутся жить там, где привыкли. У нас часто издают строгие законы, не всегда следя за точностью их исполнения…

— Это иногда спасает Россию. Во времена Наполеона плохие дороги спасли нашу страну от иноплеменного нашествия. Неисполнение законов тоже иногда бывает для нас спасением…

Вот только законы природы нельзя нарушать. Однако и они в последнее время, словно бы меняются. Например, Крым считался зоной сейсмической опасности и местом крайне засушливым. И вот там землетрясений давно не было, но случилось наводнение.

Научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян признался:

— Мы давно уже говорили, что нужно устроить зонирование территории Российской Федерации, аналогичное тому, что имеет место у сейсмологов по землетрясениям, и соответственно установить специальные строительные нормы и другие ограничения именно для этих зон. Причем в зависимости от того, какой уровень опасности, ограничения и нормы должны быть разные.

Пока у нас, к великому сожалению, никакого нормирования и особого экономического поведения в зонах, опасных с точки зрения наводнений нет. На самом деле довольно много разных форм, которые уж во всяком случае если не предотвращают, то снижают риск угрозы человеческой жизни и экономических потерь. Довольно много наработок по нормированию есть за границей, но у нас ничего из этого не применяется. Разве что оповещение, да и то, как я понимаю, оно не очень строго нормируется, а это было бы необходимо.

В принципе можно установить правило об обязательных защитных дамбах. Где-то можно обходиться насыпными, грунтовыми, где-то необходимы бетонные сваи, а где-то и вовсе бетонный массив. Нужно как-то регламентировать строительство водохранилищ, которые используются в частности — я подчеркиваю, «в частности» — для перехвата воды в случае паводка и высоких половодий. Водохранилища уж больно дороги, только для одного перехвата их вряд ли нужно строить. Если можно построить водохранилище комплексного назначения, в том числе и для перехвата, то конечно их нужно возводить.

По-разному можно строить и жилые дома, и прочие хозяйственные объекты. Кошмарные разрушения в Спитаке в 1988 году произошли потому, что все мыслимые нормы для бетона были нарушены. Строили чуть ли не из песка, почти без цемента, и это называлось бетоном. Можно строить на сваях, категорически запретить возведение и использование подвалов и т. д. и т. п. Уж во всяком случае ничего нельзя строить в поймах рек, это давно пора понять. А у нас строительство в поймах продолжается на всю катушку. В том числе в пойме Москва-реки и ее основных притоков.

«СП»: — Не будет ли удорожать строительство использование новых технологий?

— Не будет. Во-первых, это не будет слишком удорожать строительство. Во-вторых, такого рода затраты всегда себя оправдывают. Нужно иметь в виду, что то, о чем мы говорим, рассчитано на нынешний уровень опасности из-за наводнений, паводков и половодий. А на самом деле эта опасность будет расти. Весь ХХI век совершенно точно. Они будут учащаться, становится все более мощными, будут происходить там, где их никогда раньше не было.

Читайте:  Полёт нормальный - как дела в авиационной отрасли?

Такие затраты окупятся обязательно. У меня есть пример: только что было выполнено большое исследование, касающееся деградации вечной мерзлоты и тех угроз, которые этот процесс несет. До того, как исследование выполнили, существовало мнение, что это страшно дорого. Посчитали, какие будут потери и что нужно сделать, чтобы их предотвратить. Оказалось, что потери заранее предотвратить обойдется в несколько раз дешевле …

Увы, мы не одиноки в борьбе со стихией. Пару лет назад сравнивали с Венецией затопленные поселки в Иркутской и Амурской областях. Теперь то же самое творится в Краснодарском крае, в Турции и в Германии.

Секретарь комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты РФ Лариса Ветошкина считает, что у нас много законов, регламентирующих как строительство, так и выделение земель под застройку:

— Нужно просто соблюдать имеющиеся законы. Но земли под жилищную застройку, как правило, выделяются не на федеральном уровне, а на муниципальном. Никому сейчас не придет в голову просить о выделении земли на особо охраняемых территориях, все жестко регулируется. Затапливаемые земли тоже раньше никогда не выделяли под застройку. Потом в 90-е стали выдавать все, что угодно, в том числе земли водоохраной зоны. Типичная ситуация: какой-то неизвестный муниципальный деятель раздал земли и исчез. Даже не спросишь: почему, на каком основании выдавал.

«СП»: — По поручению президента вводится не только ограничение строительства нового жилья и проведения капитального ремонта жилых домов, которые находятся в зонах постоянного затопления и подтопления, но и вводится обязательное страхование имущества граждан, проживающих в подобных зонах.

— Поручение поручением, но давайте дождемся подзаконных актов, которые более конкретно все распишут. В пойменных лугах строить нельзя. Когда-то «бросили кость» пенсионерам, разрешили там строить дачи. Теперь их наследники страдают. А ведь на берегу реки ничего кроме скамейки для любования видом строить нельзя.

«СП»: — Однако сейчас бесплатно выделяют дальневосточные гектары. Там тоже могут оказаться реки.

— Прежде чем строить, нужно изучить гидрологическую карту местности, куда вода доходит во время весеннего разлива — в принципе все это легко можно узнать, а не строить где попало…

Но легко сказать «изучить». Обычно мы ориентируемся на собственный опыт. А нынешние наводнения сопоставимы с каким-то «всемирным потопом». Как же иначе назвать подъем воды на 14 метров в Иркутской области в 2019 году! И взрослые люди не помнят ничего подобного. Вряд ли такие нечастые, но очень масштабные потопы можно отнести к «регулярным чрезвычайным ситуациям». Тогда и ледниковые периоды можно назвать регулярными.

Архитектор Дмитрий Медведев убежден, что если нужно, то сейчас можно построить здание на любом грунте:

— Самое дешевое это строить на гранитной скале, самое дороге — строить в болоте. Но в любых самых сложных условиях построить все равно можно. Я строил на очень обводненных грунтах, в Подмосковье это сплошь и рядом. Хотя здесь есть и хорошая глина — тугопластичный суглинок. А на Дальнем Востоке действительно много болот, но там мало кто строит, находят место посуше, повыше. Но когда река разливается, она может разлиться не на сто метров, а на километр и больше. К тому же вечная мерзлота, как мы все слышали, начала таять.

Есть новые строительные технологии, которые позволяют замораживать грунт вокруг газо- и нефтедобывающих скважин. Наши придумали новую крутую технологию без затрат энергии. Все это очень здорово и перспективно, но с природой не поспоришь. Если глобальное потепление развернется во всю мощь, до какого-то периода мы можем, наверное, ему противостоять, но потом если не смоет, то сожжет в пожарах.

А пока мы можем построить любые здания и сооружения где угодно, но проблема не в этом, а в том — кто поедет в Сибирь? Что там делать, где работать? Я лично не против поехать куда угодно, но понятно же, что если уехать в глубинку, то жить там будет тяжелее.

Стройки века

Военные приступили к реконструкции БАМа

Путин предложил построить новую дорогу вокруг Петербурга

Путин предложил продлить скоростную автотрассу до Екатеринбурга

Правительство выделит 40 млрд на строительство трассы Москва-Казань

Все материалы по теме (74)
Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here