О чем говорит мне эта картина? «Весна» Сандро Боттичелли

12

Искусствовед Марина Хайкина и психоаналитик Андрей Россохин рассматривают одну картину и рассказывают нам о том, что знают и что чувствуют. Зачем? Чтобы, (не) соглашаясь с ними, мы яснее осознали собственное отношение к картине, сюжету, художнику и к самим себе.

Человек среди людей 
Познать себя 

О чем говорит мне эта картина? «Весна» Сандро Боттичелли
О чем говорит мне эта картина? «Весна» Сандро Боттичелли«Надоело дружить «в одни ворота»795617О чем говорит мне эта картина? «Весна» Сандро БоттичеллиСамые сексуальные женщины — кто они? Мнение мужчин535969О чем говорит мне эта картина? «Весна» Сандро БоттичеллиТипы фигуры: что наш силуэт говорит о нас?759000

«Это диалектика любви, воплощенная в движении» 

Марина Хайкина, искусствовед: «Картина создана по законам не драматургическим, а музыкально-ритмическим. И поэтому очень сложно рассказать, что же здесь происходит, выстроить сюжет. Но давайте попробуем. В правой части картины мы видим два события одномоментно: похищение Зефиром нимфы Хлориды и ее последующее превращение в богиню Флору, которая символизирует весну.

Однако центральное положение на картине занимает не Флора, а другая героиня — Венера. Она не просто богиня любви и красоты. Неоплатоники, с идеями которых Боттичелли был хорошо знаком, наделяли Венеру самыми высшими достоинствами — умом, благородством, милостью, и отождествляли с Гуманностью, что было синонимом культуры и образования.

Движение Венеры едва заметно, но направлено оно от любви земной, олицетворяемой Флорой, к любви небесной, которую символизирует, судя по всему, Меркурий. Его поза, жест указывают на то, что он является проводником к Разуму, царящему в небесных сферах. Его рука рядом с плодом, висящим на дереве, — мотив, традиционно ассоциировавшийся с Древом Познания.

Очень вероятно, что Боттичелли проиллюстрировал здесь неоплатоновскую диалектику любви — путь от любви земной к любви божественной. Любви, в которой есть не только радость и полнота жизни, но и печаль знания и печать страдания — мы не можем не видеть ее на лице Венеры. На картине Боттичелли эта диалектика любви воплощена в музыкальном, магическом ритме движения, танца, то затихающего, то ускоряющегося, но бесконечного прекрасного».

«Гимн живому человеческому влечению» 

Андрей Россохин, психоаналитик: «На картине только двое мужчин, их образы принципиально различны. Зефир (он справа) — темный и страшный, демонический искуситель. Меркурий (слева) нарциссически красив. Но именно Зефир, живой и подвижный, касается женщины и на нее смотрит (прямого зрительного контакта нет больше ни у кого из персонажей картины).

Читайте:  Зачем учить английский, если есть онлайн-переводчики?

А вот Меркурий отвернулся от всех и созерцает небо. Согласно мифу, он в этот момент разгоняет облака. Он словно хочет избавиться от того, что облаками движет, — от ветра. Но Ветер — это как раз Зефир, соблазняющий Хлориду. Меркурий пытается освободить пространство от движения ветра и жизни, от сексуального влечения мужчины к женщине.

Рядом с ним три Грации, однако между ним и девушками нет никакой телесной связи: грация Наслаждение стоит к Меркурию спиной. Взгляд Целомудрия обращен к Меркурию, но контакта между ними тоже нет. Словом, во всей этой группе нет и намека на пробуждение Весны, сексуальности.

Но именно эту группу благословляет Венера. Она здесь — не богиня любви, а христианский символ Матери, Мадонна. В ней нет ничего женственно-сексуального, она — Богиня духовной любви и поэтому благосклонна к левой группе, лишенной чувственности.

А вот что мы видим справа: Зефир берет силой Хлориду, и девушка-нимфа превращается в женщину, Флору. И что же происходит потом? Флора уже не смотрит на Зефира (в отличие от Хлориды), ее не интересует мужчина, ее интересуют цветы и дети. Хлорида была смертной девушкой, а богиня Флора обрела божественное бессмертие. Получается, что идея картины такова: ты можешь быть бессмертным и всемогущим, только отказавшись от сексуальности.

На рациональном уровне символизм картины побуждает нас ощущать величие и божественность материнства, нарциссическую уверенность Меркурия, самодостаточность наших внутренних Граций. Боттичелли призывает обуздать свои «дикие» желания, влечения, которые ассоциируются с Зефиром, отказаться от них и так получить бессмертие. Однако бессознательно он пишет обратное, и об этом говорит сама атмосфера картины.

Мы проживаем вместе с Зефиром и Хлоридой их страстную любовную связь, буквально кожей ощущая, что только подобное сексуальное влечение способно разомкнуть замкнутый круг Граций и высвободить наслаждение из нарциссической западни.

Быть живым, смертным, чувствующим, испытывать разные переживания (страх и наслаждение), даже ценой отказа от Божественного бессмертия — на мой взгляд, это и есть основной скрытый смысл послания Боттичелли. Гимн не Божественному, рациональному, символическому и целомудренному, но живому человеческому влечению, побеждающему нарциссизм и страх собственной смертности».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here