Афганистан: Талибан* запросил российскую политическую «крышу»

19

На фото: Забихулла Муджахид

На фото: Забихулла Муджахид (Фото:
imago images/Xinhua/ТАСС)

Замминистра информации и культуры сформированного талибами* временного правительства Афганистана Забиулла Муджахид призвал Россию стать посредником между его страной и ООН, в том числе для снятия санкций с Кабула. Обращение к Москве вызвано как ее постоянным членством в Совбезе ООН, так и регулярными контактами между сторонами в течение последних семи лет.

Попытка талибов сменить постоянного представителя своей страны при ООН пока не удалась. Гулам Исакзай «больше не представляет Афганистан» в ООН, заявили новые власти, предложив на пост талиба Мохаммада Сохаил Шахина. Российский МИД назвал этот вопрос сложным, так как в ООН действуют определенные правила для назначения представителя страны.

Интерес новой власти Афганистана заключается в содействии мирового сообщества в восстановлении страны после 20-летнего американского присутствия. В России талибы также видят партнера в этом вопросе. Требования, которые некоторые страны с подачи США выдвигают к новому афганскому правительству, в Кабуле считают завышенными.

«Талибан» отказывается назначать своих новых послов в тех странах, которые не объявили о признании их правительства. Это касается и дипломатической миссии в Москве. «Мы приветствуем посла России в Афганистане и просим, чтобы между нами были отличные дипломатические и политические отношения», — заявил Забиулла Муджахид.

Тем временем, российский спецпредставитель по Афганистану Замир Кабулов и его коллеги из Китая и Пакистана обсудили ситуацию с исполняющим обязанности премьер-министра Афганистана Хасаном Ахундом. Среди прочего, Москва выразила талибам поддержку в борьбе с терроризмом и наркотрафиком ради стабильности в регионе.

Главный научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев считает, что вопрос признания талибов будет решен Москвой на основе прагматизма.

— Афганистан в свое время первым в мире признал советскую власть в России, потому что там был эмир Аманулла, которому нужно было воевать с Британией и он надеялся на помощь Москвы. Кстати, когда его позже свергали исламисты, Советский Союз попытался ему помочь, но не смог. Тем не менее, Аманулла добился независимости Афганистана от Британской империи.

«СП»: — Сейчас ситуация иная?

— Нынешняя политика России в Афганистане заключается в том, чтобы рационально ответить на запросы россиян. Первое, чего они не хотят — это воевать в Афганистане. И второе — не хотят, чтобы проблемы Афганистана пришли в Россию. Они бы хотели, чтобы Афганистана вообще не было в их жизни. Российское руководство верно оценило это и проводит соответствующую политику.

Чтобы не воевать в Афганистане, надо договориться с тем, кто там самый сильный. А это талибы. Но это не значит, что Россия во всем им доверяет. И Путин и Песков не раз говорили, что нет, безоговорочно не доверяет. Что касается проблем от Афганистана, то они купируются договорами России со странами Центральной Азии в рамках ОДКБ. Недавно был саммит об этом в Душанбе.

«СП»: — Надо ли Москве, не откладывая, признать талибов?

— Признание или не признание проистекает из вышеназванных обстоятельств. Причем, Россия не одна так действует. Аналогично поступают Китай, Иран, Пакистан, который, собственно, и создал в свое время Талибан и до сих пор продолжает его контролировать. Это соседи Афганистана. Они, может, и хотели бы отправить его на Луну, но не могут. В кругу этих стран и будет обсуждаться признание.

По мнению руководителя Центра изучения афганской политики Андрея Серенко, талибы пока не доказали, что не представляют угрозу России.

— На мой взгляд, Россия в целом сейчас занимает правильную позицию — не спешит с признанием талибов. Да, какие-то «подмигивания» совершаются через выделенных для этой «благородной» миссии дипломатов, вроде господина Жирнова (посол РФ в Кабуле — авт.), господина Кабулова (Замир Кабулов — глава профильного департамента МИД РФ — авт.), которым по должности положено улыбаться талибам. Может, кому-то из них нравится, кому-то нет, но приходится.

Читайте:  Шантаж Эрдогана: Турция хочет вернуть Крым, победив на Кавказе?

Представители Минобороны РФ, на мой взгляд, в публичной сфере более адекватны, чем представители МИД. Тот же командующий Центральным военным округом генерал Лапин. Военные резонно рассматривают талибов как угрозу безопасности России. Приход к власти не изменил характер этой угрозы. Хотя и господин Андрей Руденко из МИД тоже занимает сбалансированную позицию, когда он, признавая реальность, не торопится танцевать вокруг Талибана.

Признать можно только один раз. Возможность признания Талибана на данный момент наш самый серьезный политический козырь. Зачем его выбрасывать преждевременно?

«СП»: — А может, Россия чем-то обусловить признание? Получить какие-то гарантии…

— Никто не знает, надолго ли пришли талибы. Не факт, что они продержатся долго. Уже эта зима может стать для талибов проблемной. К тому же афганское сопротивление никуда не делось. Оно на сегодняшний день может и недостаточно мощное и масштабное, но в провинции Панджер талибы за месяц так и не смогли установить свой порядок. Там каждые сутки они несут потери. Но если не удержат власть, зачем торопиться с признанием?

Еще один момент — Россия в последние полтора года на разных площадках предъявляла талибам несколько условий, которые они не выполнили. Первое из них заключалось в нежелании повторения в Афганистане исламского эмирата. Но исламский эмират уже практически восстановлен. Там будет диктатура «Талибана». Вся верхушка правительства страны состоит из талибов. Они декларируют восстановление именно эмирата, как привычной для них формы правления. Даже самоназвание такое оставляют.

Второе условие — инклюзивное правительство, в котором были бы представлены все политические, этнические, религиозные группы. Для Москвы это важно, так как у нее были союзники из числа не пуштунских представителей афганской элиты — среди таджиков и узбеков. Особенно таджиков. С помощью инклюзивного правительства можно добиться появления среди нового руководства страны своих друзей и потенциальных союзников. Но талибы это де-факто отвергли.

Третье условие — борьба с наркотиками. Они ее обещают, но на деле ее не ведут, вступают в сговор с наркомафией, возвращают им конфискованные раньше наркотики, и всячески демонстрируют готовность с ними работать. Четвертое — борьба с ИГИЛ**. На словах обещают борьбу, а на деле создают условия для укрепления ИГИЛ на севере Афганистана. «Талибан» этому никак не препятствует. Если они сейчас не выполняют условия России, когда они нуждаются в признании, то потом тем более не выполнят. Оказанная услуга ничего не стоит.

«СП»: — А ведь им еще нужна экономическая помощь…

— Да, они уже заявили, что хотят получить от России финансовую помощь. Но денег от российского правительства хотят и российские граждане, не только талибы. Поэтому пусть сначала наши граждане их получат, а потом поговорим о поддержке талибов.

Кроме того, формально Россия находится с талибами в состоянии войны. В 1996 году талибы объявили Москве войну в ответ на начало Путиным операции в Чечне (2-й чеченской кампании) и до сих пор это объявление войны талибами не дезавуировано. Пусть сначала джихад отменят.

* Движение «Талибан», талибы — Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

**Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости Афганистана

Политолог: Россия потребует от талибов гарантий

Талибы намерены развивать отношения с другими государствами

Талибы требуют вернуть средства, вывезенные президентом Гани

Талибы попросили помощи у России

Все материалы по теме (242)
Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here